Одесский священник посвятил свою жизнь помощи заключенным

Одесский священник посвятил свою жизнь помощи заключенным

Мы часто слышим о добрых делах волонтеров, которые собирают посылки для детей-сирот в интернатах в канун Рождества и Нового года. Но кто те люди, кто всю свою жизнь посвящают себя служению людям в любое время года?

 

На наш взгляд, самых истинных и добровольных волонтеров можно найти в церкви. Корреспондент Zачем побывал в доме православного священника, иерея УПЦ КП Дмитрия Краснобаева, который известен в городе тем, что проводит литургии для заключенных СИЗО №21.


 

 

Расскажите немного о себе. С чего началась Ваша волонтерская деятельность?

 

- Моя волонтерская деятельность началась со священнического служения. Шесть лет назад я пришел в места лишения свободы, и по сей день этим занимаюсь. У меня два учреждения, которые я постоянно опекаю – это одесское СИЗО и военный госпиталь. Ну, а еще мне звонят со всей Украины: из Днепропетровской, Ивано-Франковской, Полтавской, Киевской областей. Звонят из колоний, из следственных изоляторов, просят какую-то помощь. Им надо помогать. Они не просят денег или конфеты, они просят элементарные вещи – стиральный порошок, предметы первой необходимости, бытовую химию, лекарств очень много просят.  Что касается нашего одесского СИЗО, туда я привожу одеяла, одежду, ну, опять же, бытовую химию, продукты и так далее. Провожу служения в военном госпитале. Там мне скоро должны выделить часовню, обещали помещение.

 

Я знаю, что вы для заключенных одесского СИЗО проводите литургии. О чем говорят заключенные?

 

- Кто-то искренне хочет меняться, а кому-то хорошо и так. Кому-то нравится быть в том, в чем он есть. Для кого-то тюрьма – дом родной, по 6-7 судимостей. Вышел, погулял месяц и обратно в колонию. Но таких не много. Основная масса заключенных – это обычные люди, которые никак не связаны с криминальным миром, это люди, которые попали в места лишения свободы в силу ситуации. Многие по пьянке попадают, таких, наверное, 70 или 80 процентов среди всех заключенных СИЗО. Напились, подрались и вот так получилось. Очень много людей сейчас сидят за убийства, раньше таких было намного меньше.


 

Больше всего заключенные нуждаются в теплой одежде и обуви. Если его арестовали в августе, заехал в СИЗО в шортах и майке. Пока длятся следственные действия, наступает зима, ему уже надо одеться. Если у человека несколько судимостей, то, скорее всего, у него никого нет из близких людей, ему тоже надо как-то жить. Ему нужна зубная паста, станок. Где он должен это взять? Заключенным нужно все, начиная от трусов и заканчивая шапкой. Мы обеспечиваем их как можем.

 

А кто «мы»?

 

- Я и моя семья – двое детей, матушка моя и жена. Они у меня, как одна большая команда. Помогают мне сортировать и обирать посылки, порядок наводить. Наш пункт приема и есть квартира, где мы живем. Всех нужно согреть, одеть, накормить. Бабуля все это сортирует, разбирает, что-то ремонтирует, стирает. Матушка занимается вообще всем домом, едой, терпит нас. Других постоянных людей у меня нет сейчас, да и не было никогда. У меня жили заключенные, освободившиеся из мест лишения свободы.


 

Зимой за коммунальные расходы выходит 4-5 тысяч гривен, но это офисные расходы, так как у нас офис. У нас достаточно большой документооборот – заявления, рапорты, для передачи нужно делать бумаги в СИЗО.  

 

К Вам обращаются заключенные, когда выходят на волю?

 

- Да, они всегда нуждаются в моей поддержке. 4 года у меня прожил заключенный, пока не встал на ноги. Вот недавно звонил еще один, Алексей, он только освободился, хочет и дальше встречаться, общаться. Говорит, что без меня ничего не получится. Это без церкви ничего не получится. Я – то такое, сегодня есть, а завтра нет, это такое дело, а церковь будет всегда.


 

Кто эти люди, которые формируют волонтерские пакеты для заключенных?

 

- Обычные люди, одесситы, их, кстати, не очень много, хотелось бы, чтоб их было больше. Основная масса – это одни и те же люди. Одни вообще автомобиль мне подарили. Привезли, подогнали под дверь, дали ключи и сказали, - «на, пользуйся». Прекрасно, я в восторге.

 

Вещи разные люди привозят, прочитали, увидели, привезли, а помогают материально и финансово 5 человек.

 

Нет у меня пока еще прихода, не собирается, не получается. Не выходит собрать общину, которая все это дело будет тянуть. Помещение есть в Лермонтовском санатории – часовня. Есть помещение под храм, 40 метров помещения и 20-метровый алтарь, но оно не строится, потому что пока нет средств на это.

 

Почему вы выбрали такой контингент? Почему именно заключенные, а не, к примеру, дети-сироты или какие-то другие нуждающиеся?

 

- Я действую в самом сложном месте, Господь меня поставил сюда. Как-то он так подвел меня к колонии. Все очень быстро произошло. Я искал, где служить, позвонил знакомому священнику, который служил когда-то в колонии, он дал телефон ответственного товарища, я с ним созвонился, он мне назначил встречу. На следующий день я с ним встретился, и еще на следующий день я уже зашел колонию служить. Когда переступил порог колонии, я почувствовал, что это мое место, где я должен быть. В эти дни нам как раз 6 лет исполняется, четкого дня я не ставил.


 

Чего бы Вы пожелали одесситам в 2018 году?

 

- Одесса – это такой город интересный, где очень сильно развит дух коммерческой наживы, как говорят «барыги». Так вот, я желаю одесситам не быть «барыгами». Что интересует «барыгу»? Его интересует прибыль, она у него на первом, на втором и на третьем месте. Все «призовые» места у него занимает прибыль. Поставить во главу угла спасение души, дела милосердия. Сделать это главным, тогда и прибыль «потечет» по-другому, возможно, она даже будет увеличиваться. Люди как думают? Они думают, что если они отдадут что-то заключенному, больному, нуждающемуся, то у них станет меньше. Это неправда – у них станет больше. В Писании ведь написано, что благотворящий бедному, дает взаймы Господу. То есть одалживает деньги Богу. Если ты даешь бедному, Господь тебе воздаст. Но не это должно быть движущей силой, должно быть спасение души прежде всего, ведь нас очень скоро ожидает вечность. И как мы будем оправдываться? Господь нам скажет, - «Я никогда не знал вас, вы кто? Идите отсюда». Будет очень обидно, больно, страшно. Вечность она длинная очень, безразмерная.

 

Мы работаем своими руками для того, чтобы было чем поделиться с нуждающимися. Вот, какая главная цель нашей деятельности коммерческой или волонтерской. Мы помогаем нуждающимся, мы для этого работаем. В первую очередь, это наши близкие, а потом и все, кто нуждаются в помощи. Господь постоянно говорит о малых сих. Кто это такие? Это те, кто сегодня меньше меня, те кто нуждается и кому я могу сегодня помочь.

 

Дела милосердия должны выйти вперед. И все это, конечно же, должно быть в рамках церкви, ведь там спасение души. Вот, особенно, под Рождество, все собирают пожертвования, у каждого ребенка в детском доме по 7-8 праздничных наборов. Зачем им это нужно? Потом о них на целый год забывают. Детям нужно не это, им нужен человек, которому они будут доверять, перед кем они откроются, кого они будут любить, и кто будет любить их. Детям нужен человек, на которого они будут опираться и с кем они будут расти. Нужно не раз в год приезжать, а хотя бы раз в неделю, опекать ребенка. Это очень трудно, это не конфеты привезти, которые ты кинул, поставил себе большую галочку и забыл.


Владимир Веном

 




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТИРОВАТЬ
курс валют в Киеве сегодня
banker.ua


ФОТО / ВИДЕО

Загрузка...

Топ публикации
TOP