Бабушка задержанного в Иране одесского моряка: «Главное, чтобы хватило здоровья его еще раз увидеть»

Бабушка задержанного в Иране одесского моряка: «Главное, чтобы хватило здоровья его еще раз увидеть»

Семья задержанного в Иране одесского моряка Андрея Новичкова ждет его скорейшего возвращения домой. Ранее мы сообщали, что наш соотечественник был старпомом на судне, на котором произошла трагедия: молодой мужчина, которого должны были уволить за невыполнение служебных обязанностей, спрыгнул за борт. Тело погибшего до сих пор не нашли. Новичкова, подавшего на матроса рапорт, в Иране безосновательно обвинили в доведении его до самоубийства и приговорили к казни через повешание или расстрел.

После власти Ирана и Украины начали переговоры о возможном обмене заключенными. 28 декабря текущего года президент Украины Петр Порошенко подписал указ о помиловании иранского шпиона Али Джадуэя, задержанного в 2016 году в Харькове, на которого будет обменен одесский моряк. По состоянию на 30 декабря приказ подписан, но еще не опубликован.

Андрей Новичков провел в Тегеране более 800 дней, неоднократно объявлял голодовку, пытаясь добиться справедливости и вернуться домой. Журналист Zачем пообщался с 82-летней бабушкой заключенного Еленой Николаевной. Она рассказала, когда одессит вернется домой и через что ей пришлось пройти, чтобы добиться его возвращения.

На данный момент Андрей все еще находится в иранской тюрьме. Общаться с внуком бабушке удается нечасто и не на долго: по одной минуте телефонного разговора в те дни, когда к нему приходит консул. В скором времени должна начаться процедура по обмену и возвращению моряка домой, но о точной дате пока говорить не приходится.

«Андрея задержали 11 февраля 2017 года. Он был арестован сразу, как сошел с судна. Сразу отвезли в суд, заседание длилось 5 минут: сообщили решение о том, что его ждет расстрел или повешание за смерть матроса. Ожидая приговора он шесть месяцев просидел в тюрьме. Потом был отпущен без права покидать Тегеран, посольство ему проставило жилье, а я пересылала деньги на еду. 11 месяцев так было. Он объявлял голодовку, начиналось следствие. Он снова объявляет голодовку на 12 дней, тогда опять началось следствие. Там никто не торопился его отпускать, потому что здесь тоже никто не торопился — Али Джадуэя, на которого будет обменен Андрей, задержали по обвинению в шпионаже еще в раньше: в августе 2016 года .

Сейчас начинается процедура по возвращению. Насколько я знаю, эта процедура длится от двух недель до месяца: в зависимости от страны. Иран — сложная страна, у них могут быть временные трудности, потому что выходные дни и праздники. Процедура должна начаться как только будет опубликован указ, который подписан президентом 28 декабря, о помиловании иранца Джадуэя. После подписания указ издан не был, может быть, подпишут 2 января: они же никуда не спешат, они же в тюрьме не сидят. А когда процедура закончится, их повезут менять: иранца вывезут из Украины, а Андрея будут забирать домой. Когда это будет, еще неизвестно. Сейчас мы ждем, что могут 31 декабря Андрея из иранской тюрьмы отдать на поруки в наше Министерство иностранных дел. Я пыталась узнать, оповестили ли консула. Президент подписывает указ, его показывают консулу, далее подписываются документы в юстиции. Консул передает документы в Иран, а там начинают работу с документами: закрывают следствие, выносят решение суда о том, что Андрей невиновен. Тут как раз Новый год, потом Рождество: все расслаблены. Но мы ждем», — рассказала Елена Николаевна.

Вопрос об обмене одесского моряка рассматривался с мая 2018 года. Все это время пожилая одесситка оббивала пороги различных инстанций и как могла привлекала внимание к сложившейся ситуации.

«62 дня этот вопрос обрабатывался в аппарате президента. Говорят: «У нас своя процедура: подпишут, заверят, потом идет на подпись. Чиновники выдерживали свои сроки, не торопились. Тем более, мы внедрились как раз в тот момент, когда в Одесской области было объявлено военное положение. В первую очередь рассматривались документы связанные с этим, гражданские — потом. Как только было снято военное положение, документ пошел на подпись. Помогли депутаты, они оправляли свои запросы. Я их забомбила письмами с фотографиями Андрея. И я, и фирма «Ассоль», которая также помогает мне с первого дня. За эти 837 дней в Иране у меня накопилось 982 листа запросов и ответов из разных инстанций: и ООН, и МИД. Я писала всем, кому только могла, от кого зависит спасение внука. Я бьюсь, ведь под лежачий камень вода не течет. Я двигала этот вопрос как могла: обращалась в СМИ, выступала на телевидении, в горсовете и в облсовете, с трибуны Верховного совета», поделилась Елена Николаевна.

Часть непосильно больших расходов на юристов покрыли выплаты из городского бюджета, но для того, чтобы вернуть внука домой, одесситке пришлось продать все свое имущество. Оплачивать дорогостоящего юриста и бороться за возвращение внука пожилой женщине приходилось самостоятельно — брат и отчим Андрея живут своей жизнью, а мать моряка так и не дождалась возвращения сына: она перенесла инсульт и в скором времени скончалась.

«Я обращалась за помощью к городским властям, мне оказали поддержку в размере 115 тысяч гривен на оплату юристов: я платила по 10 тысяч долларов в год за адвоката. Мне Кивалов передал лично 10 тысяч гривен, когда я выступала на брифинге Верховного совета. Еще «Морская партия» перевела на счет 4,5 тысячи. А так больше никто. Друзья помогают финансово. У меня пенсия — 1800 гривен. Я продала машину, дачу, все золото и серебро, у меня квартира есть — и ее бы продала, но Андрей в ней прописан и я не смогла. Перебиваюсь, одалживаю. Одесситы такие, друг друга в беде не бросают. Много моих друзей еще живы, хоть мне и 82-й год идет. Они звонят, приходят, помогают. Говорят: «Будет — отдашь. Не будет — не страшно». Адвокаты не работают бесплатно: каждых два месяца я должна была отправлять по 2,5 тысячи долларов. Государство своих юристов не предлагали: Иран не заключил ряд конвенций международных, и кроме как через службу ITF не принимают никаких адвокатов для защиты. Я отдала все, что смогла. Мне главное, чтобы здоровья хватило еще раз увидеть его в аэропорту», поделилась женщина.

Несмотря на такую сложную ситуацию, в какую Андрей Новичков попал, он не сдается и даже планирует продолжать работать в море и стать капитаном.

«Сейчас Андрею 34 года, он очень сильно подорвал свое здоровье в тюрьме. Но он крепкий парень, восстановится. Главное, что он психологически держится. Я его успокаиваю, говорю: «Принимай как должное, все что можно сделать, мы делаем». Нам обещали, что будут предоставлены психологи хорошие, что с Андреем будут работать специалисты. Он сам говорил, что хочет восстановит здоровье и продолжит плавать: с детства хотел быть только капитаном, и уже 15 лет плавает — поднимался по должности от кадета до старшего помощника. Будет контролировать, чтобы ему отдали документы. Он говорит: «Мне нужно будет восстановить мои документы, здоровье и опять идти в рейс». Иначе он и не мыслит. Все это время его активно поддерживают друзья: устраивают флешмобы, подписывают петиции, распространяют информацию о нем», — рассказала Елена Николаевна.




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТИРОВАТЬ
курс валют в Киеве сегодня
banker.ua


ФОТО / ВИДЕО
Загрузка...


Топ публикации
TOP