Дурацкая, а может и не дурацкая...

Дурацкая, а может и не дурацкая...

Есть у меня дурацкая, а может и не дурацкая фишка: когда выпью лишнего – прыгать в толпу. На людей, на тела, на руки, на кишки – короче, на всё, что homo sapiens.

Откуда это, из каких глубин оно вылазит – только догадываюсь. Скорее всего, фестивально-концертные рефлексы. Из разряда «а руки-то помнят». Прапамять типа, только свежая.

Понятно, что если вдруг вздумалось легенький stage diving замутить, найти толпу нелегко. Приходится самому всё организовывать – менеджера ж у меня нет. То есть надо просить людей, которые рядом, создать типа толпу. Обычно человек 5-6 мне хватает, я скромный. Если они сидят на лавочке или диване, я прошу у них разрешения. Чаще всего соглашаются – видимо, из уважения к чужим капризам. А может просто пьяные и потеряли бдительность.

И я, короче, разбегаюсь – и прыгаю им на колени, животы или куда получится. И барахтаюсь, смеюсь, кричу глупости и скатываюсь на асфальт, на ковер, на траву. Некоторые наивные, конечно, стонут от боли, я ж костлявый, и клянутся, что больше никогда.

Но игра стоит свеч, и я никогда не забываю извиниться за причиненные неудобства. Особенно перед женщинами и детьми. А после нескольких глоточков не-важно-чего удается уломать толпу ещё на несколько прыжков. Хотя чего греха таить – иногда я чувствую поглотившую всех эйфорию и прыгаю без спросу.

Как-то добрые мои друзья встали в ряд, сплели руки-ладони, а я прыгал на них с лавочки, с высоты в высоту типа. Это уже реально похоже на концертный прыжок со сцены. Особенно если закрыть глаза – а я всегда их закрываю. Кстати, в тот раз участники «толпы» пострадали меньше. Хотя и роняли меня на землю чаще. Но то уже мои проблемы – входит в контракт типа.

И вот однажды во Львове, когда проходил «Форум видавців», повели меня друзья на ночь поэзии в театр. Повели, естественно, ночью, после десятка других литературных и окололитературных программ.

А ночь поэзии – это огромный зал, забитый молодыми людьми, и сцена, на которой поэты читают стихи, а иногда играют музыканты и поют стихи.

Но пришел я туда не только с друзьями, но и с Пашей. А он – скрипач и огромный человек. Высокий, грузный, большой. Человек-гора. И молчит. Шуткам смеётся, пьёт много, на скрипке играет, но молчит. "Да", "нет", "давай" – вот его основной словарный запас. Курит свои, потому даже сигарету просить не приходится. Думаю, большие размеры человека способствуют молчаливости. Вы знаете хоть одного низенького молчуна? Я - нет.

Зрителей, короче, было много, сесть некуда. Пришлось сидеть на полу. Сидел я, пил, а потом захотел на людей прыгать. Наступила именно та определённая стадия, когда мне очень очень-очень хочется с разбегу прыгнуть на людей. Сидят они, лежат, стоят – неважно. Главное, чтоб плотная масса была, чтоб тесно.

Стал я ходить по театру и просить сидящих зрителей:

– Послушайте, тут такое дело – а давайте я на вас с разбегу прыгну?

Некоторые входили в положение и соглашались. Но не все. То есть вот двое говорят "давай", а остальные против. А мне нужно согласие всех, я ж насилие не приемлю. Только добровольное веселье и танцевальное взаимопонимание. Stage diving – это же в некотором смысле танец.

Нашёл я в конце концов компашку. Весёлые все, согласились. Я прыгнул. Хихи, хаха, барахтанье и всё вот это вот. Но – подлокотники. Не учёл. Ночная анестезия ночной анестезией, но ударился. И больше прыгать таким способом не захотел.

Но желание осталось.

Тут смотрю – Паша стоит, молчит. Рассказываю ему свою проблему. А он говорит:

– Так давай на меня прыгнешь.

– Серьёзно? – обрадовался я. – А как?

– Я лягу на пол, а ты прыгнешь.

– О, супер, давай.

Он лёг и превратился в мягкую длинную широкую кровать.

Я разбежался и прыгнул.

Офигительно, я вам скажу.

Лежу я на Паше, смеёмся.

– Можно ещё раз? – спрашиваю.

– Можно.

Не помню точно, сколько раз я прыгал. Много. Но было весело. Все смотрели и радовались за меня. Даже те, кто не соглашался пять минут назад. А мне уж их согласие и не нужно было. Мягче Паши и так никого в театре не было.

Может и не надо никаких выводов, может и не стоит обобщать, но показалось мне тогда, что большие молчаливые люди – хорошие. Ну не может быть, чтоб большой молчаливый скрипач был нехорошим, потому что такого не может быть никогда.

Как всё-таки иногда прекрасно ходить в театр на поэзию.




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТИРОВАТЬ

События Одесса, Одесса события, Литература, Арт, История, Кино, Мнение, Музыка, Театр, Интервью, Переселенцы Одесса, Афиша Одесса, Репортаж с места событий Одесса, Новости Одессы, одесские новости

курс валют в Киеве сегодня
banker.ua


ФОТО / ВИДЕО
Опрос

Как вы решаете свой квартирный вопрос:

Другие опросы...

Загрузка...

Топ публикации
TOP