О профессиональных деформациях

О профессиональных деформациях

Шестого января 2016 года в одной из одесских городских больниц произошла пренеприятная история, о которой сообщал ряд местных СМИ. Наши братья меньшие по разуму и злейшие друзья, патологоанатомы, в предпраздничной суете по ошибке выдали тело умершей в больнице женщины скорбящим, которые приехали за совершенно другим телом. Скорбящие, не обращая особо внимания на содержимое гроба, оперативно кремировали покойную; истинные же родные и близкие усопшей, приехавшие за телом, оказались в крайне болезненной ситуации.

Никоим образом не оправдывает виновных, но, по крайней мере, проясняет ситуацию то, что обе покойные обладали не только определённым внешним сходством, но и созвучием фамилий.

Проглядывая ежедневно наши сводки поступлений, на случаи доставки умерших с одинаковыми или схожими фамилиями я реагирую почти панически, ибо если неприятность может произойти, то она постарается это сделать. Не меньшую тревогу у меня всегда вызывают и умершие с фамилиями, которые располагают к ошибочному восприятию: когда к нам поступил покойник по фамилии Неизвестный, на каждом этапе оформления связанных с ним документов я обращал внимание коллег, что это именно фамилия; и всё равно на одном из наших бюрократических этапов бедняга чуть не превратился в «неизвестного мужчину». 

И, конечно же, выдача тела родственникам – это всегда процедура дополнительного контроля. Особенно, если вокруг суета. Особенно, если скорбящие в состоянии некоторой неадекватности – а человек в состоянии острого горя всегда более или менее неадекватен. Одна из задач, стоящих перед усталой, небритой, потной «младшей медсестрой» – аккуратно растормошить ушедших в себя родных и близких и заставить их внимательно посмотреть под покрывало: то ли тело? просмотреть список одежды с умершего: та ли одежда?

С годами работы постоянная готовность к перепроверке всего становится частью личности, вырабатываются автоматизмы; однажды я поймал себя на том, что перед тем, как протянуть сотруднику ГАИ документы, я открыл «книжечку» и проверил, правильно ли записаны паспортные данные в моём собственном водительском удостоверении. Нужно было видеть, с каким подозрением затем уже ГАИшник сличал мою физиономию с фотографией и задавал осторожные вопросы.

А много лет назад в нашем морге был неоднозначный эпизод, воспоминания о котором живы до сих пор. К нам привезли погибшего под колёсами поезда; голова его была ровно и аккуратно отделена от туловища. Родственники опознали покойного по фотографии, по одежде, по вещам, которые были найдены на теле. Матёрый старый «младшая медсестра ***ов» не отличался чуткостью и тактом, но твёрдо знал, что фотографии и вещи могут быть случайно перепутаны, а значит, надо закладываться на то, что они перепутаны. Поэтому младшая медсестра ***ов недрогнувшей рукой ухватил голову за кудри и, высоко подняв, продемонстрировал её стремительно теряющим сознание родственникам:

– Ваш?..

 

Карикатура - Сергей Корсун




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТИРОВАТЬ

События Одесса, Одесса события, Литература, Арт, История, Кино, Мнение, Музыка, Театр, Интервью, Переселенцы Одесса, Афиша Одесса, Репортаж с места событий Одесса, Новости Одессы, одесские новости

курс валют в Киеве сегодня
banker.ua


ФОТО / ВИДЕО

Загрузка...

Топ публикации
TOP